USD 59.3612    CNY 88.8760    EUR 69.7197    JPY 54.4174
Москва oC
Последние новости
20 авг 2017, 13:23
Португальский колдун Фафе выразил мнение, что нападающий мадридского «Реала» и...
Поиск

Украина идет лесом

14 июн 2017, 18:32    Freepress
0 комментариев    48 просмотров
Украина идет лесом

По информации украинских журналистов, лес-кругляк продолжают вывозить из страны эшелонами. Когда говорят об уничтожении зеленых лесных зон на Украине, обычно имеют в виду ситуацию в стремительно «лысеющих» Карпатах. Однако проблема глобальнее. Леса по самым разным причинам уничтожаются и на западе, и на юге, и на востоке страны, в том числе на подконтрольной Киеву территории Донбасса. По сути, Украина приближается к полномасштабной экологической катастрофе, устранять последствия которой придется нескольким будущим поколениям.
Притом, что степная территория Донбасса слабо ассоциируется с лесом, в реальности зеленые насаждения играют одну из ключевых ролей в экологии и жизнедеятельности как этого, так и прилегающих регионов. В абсолютных цифрах масштабы лесов Донецкой и Луганской областей не слишком впечатляют, но их значение — огромное. Согласно довоенным данным (на 2012 год) государственного управления охраны окружающей природной среды в Луганской области, общая площадь естественных лесов никогда не превышала 7 процентов от площади области, конкретно на тот момент в регионе сохранилось 105 тысяч гектаров естественных лесов (4 процента территории).
Кроме того, согласно довоенным показателям, в области насчитывалось 235,4 тысяч гектаров лесов искусственного происхождения, которые были посажены преимущественно при СССР с 1950 по 1970 годы.
Примерно аналогичные масштабы и в Донецкой области: перед войной здесь было 208 тысяч гектаров леса, который занимал примерно 7 процентов территории области. «Жемчужиной» донецкого региона является Великоанадольский лес — самый крупный в мире лес, созданный руками человека. Он был заложен еще в 1843-1845 годах полковником Царского Корпуса лесничих Виктором фон Граффом. Посадки уничтожались суровой местной природой четырежды, прежде чем удалось создать устойчивую экосистему.
Работу по принудительному озеленению степного региона Донбасса, которая системно велась десятилетиями, легкой никак не назовешь.
Усилия и стоимость (как в финансовых, так и в человеческих ресурсах) одного выращенного дерева здесь намного выше, чем, например, в Закарпатье. Однако в Советском Союзе были причины решать эту проблему. Во-первых, леса являются «легкими» промышленного региона с большим количеством «грязных» предприятий в области металлургии и машиностроения. Во-вторых, это защитная функция. Долгие годы населенным пунктам региона досаждали степные пыльные бури, которые для здешних мест не редкость. Жители Луганска рассказывают: они смогли забыть, что это такое и сколько проблем такая буря приносит людям, лишь сравнительно недавно — в середине 1980-х. Существует также проблема угольной пыли. Специалисты подсчитали, что в Луганской области с каждого террикона ветер сдувает 10 тонн угольной пыли с радионуклидами.
В-третьих, леса дают возможность функционировать сельскохозяйственной отрасли. Долгое время данные территории относили к зоне «рискованного земледелия», однако после того, как новообразованные леса Донбасса выросли и окрепли, здесь стали собирать внушительный (более миллиона тонн зерна ежегодно) и, главное, стабильный урожай. Кроме того, леса в целом положительно влияют на микроклимат региона: снижают среднюю температуру и увеличивают количество ценных для этой местности осадков.
Можно сказать, что Донбасс без леса — просто степь с суховеями, мало пригодная для жизни и любой хозяйственной деятельности. Качественное изменение ситуации здесь затронет не только этот регион.
Микроклимат сразу же изменится для соседних Харьковской, Днепропетровской, Запорожской областей. Изменения затронут территории вплоть до центральной Украины. В Киеве не могут не понимать, что нейтрализовывать последствия уничтожения насаждений придется нескольким будущим поколениям, независимо от политического будущего страны и ее целостности. Достаточно вспомнить, сколько усилий и времени понадобилось, чтобы создать эту лесную систему. Не случайно перед властями еще Донецкой области Украины в 2012 году ставилась задача не только сохранить имеющееся, но и в ближайшие 10 — 20 лет посадить порядка 120 тысяч гектаров новых лесов. Однако гражданская война развернула ситуацию в совершенно иную сторону.
Больше всего усугубили экологическую проблему с лесами Донбасса боевые действия. Летом 2015-го в украинских СМИ прошла следующая информация: с начала конфликта в области пожарами и обстрелами на украинской части Донецкой области уничтожено порядка 2 тысяч гектаров леса, на украинской части Луганской области потери намного больше — свыше 11 тысяч гектаров. В общей сложности, только за первый год войны произошло свыше 500 пожаров на площади почти 14 тысяч гектаров леса — это данные со стороны Киева. С того момента слишком интенсивных боевых действий, к счастью, не наблюдалось, поэтому можно предположить, что «прямые» военные потери лесов остались примерно на том же уровне. Но есть и «косвенные». Не секрет, что леса в зоне АТО (антитеррористической операцией в Киеве называют силовые действия в Донбассе) буквально напичканы минами и неразорвавшимися снарядами. Пока эту проблему никто не решает, потому как действовать здесь можно только в рамках общего урегулирования ситуации. Но когда-нибудь до разминирования дело дойдет, и сколько деревьев еще станут жертвами этого процесса, а также случайных взрывов, за которыми всегда следуют пожары, — на сегодняшний день можно только догадываться.
Однако прямые военные действия — далеко не единственный фактор уничтожения насаждений. На подконтрольной Украине части Донбасса ударными темпами идет вырубка леса. Мотивы у этого могут быть самые разные. Может, это происходит из-за хаоса и безвластия, а возможно, вполне сознательно — с целью заработать на древесине или же «насолить» мятежным республикам. Министр чрезвычайных ситуаций самопровозглашенной Луганской народной республики (ЛНР) Сергей Иванушкин в апреле этого года заявил о том, что уже исчезли «тысячи гектаров» леса. Масштаб катастрофы хорошо иллюстрирует тот факт, что в регион уже возвращаются те самые песчаные бури, которые отсюда отводили десятилетиями.
«Это просто мародерство — они вырезают лес, не понимая, что будет дальше. У нас с карты лесных насаждений… пропали некоторые лесничества. В частности, Малиновское, Кондрашевское (Станично-Луганский район) – это море было леса, его сейчас нет. Кременские леса, мы их называли «легкие Донбасса» — они вырезаны полностью», — обрисовал картину Иванушкин.
Кроме того, и.о. заместителя председателя Совета министров ЛНР Александр Дробот привел данные о том, что с украинской стороны «под топор» уже пущено порядка 40 тысяч гектаров леса. То есть ущерб от вырубки серьезно превышает последствия войны для зеленых насаждений. О тяжелейшем уроне экологии региона со стороны Украины буквально на днях заявил и глава самопровозглашенной Донецкой народной республики (ДНР) Александр Захарченко. «В настоящее время почти не осталось леса под Славяногорском и Красным Лиманом, вырубаются реликтовые деревья», — констатировал он. К слову, понимая важность проблемы, власти республик Донбасса пытались заставить вмешаться в ситуацию миссию ОБСЕ. Однако, уже по традиции, из этого ничего не вышло.
Официальный Киев со своей стороны на эту ситуацию вроде бы внимания не обращает. Во всяком случае, ни один чиновник высокого ранга или депутат Верховной Рады не откликнулся на обращения Луганска и Донецка.
В республиках в свою очередь важность лесов вполне понимают и стараются относиться к этому ресурсу бережно, насколько, конечно, это позволяет военная обстановка. К примеру, и в ЛНР и ДНР приняты и, по мере возможности, реализуются программы сохранения природных ресурсов. Но есть еще одна большая проблема — масштабные лесные пожары. В ДНР и ЛНР не исключают, что большинство пожаров спровоцированы украинскими диверсантами. «За четыре месяца 2016 года у нас всего произошло 690 пожаров, на сегодняшний день — 995 пожаров, из них 543 пожара — это в экосистеме… Мы понимаем, что это идет преднамеренный пал сухой травы», — приводил в апреле цифры министр Иванушкин.
Почему Киев никак не комментирует ситуацию? Если посмотреть на политику украинских властей в отношении леса в целом и на масштабы вырубки в крупнейшей лесной зоне — Карпатах — то можно констатировать, что речь идет о целенаправленной сдаче ресурса. Формально на Украине действует закон о моратории на экспорт лесо- и пиломатериалов в необработанном виде, принятый постмайданной властью в 2015 году. Этот закон давно и настойчиво пытается «отменить» ЕС, периодически предлагая взамен Киеву неприлично мизерную по любым меркам компенсацию — например, кредитный транш в 600 миллионов евро. Надо понимать, что хотя формальный срок действия обозначен в 10 лет, ревизия этого закона — вопрос времени и хоть сколь-нибудь адекватной цены решения вопроса от западных партнеров. Киев не интересует сохранение леса как такового, ему нужно получить хорошую компенсацию за отмену акта. Запад гнет свою линию, не стесняясь подставлять президента Украины Петра Порошнеко.
Можно вспомнить, как в ходе последнего саммита «Украина-ЕС» осенью 2016 года президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер внезапно заявил, что он рад тому, что украинский президент «выразил намерение снять запрет на экспорт древесины». Разумеется, что Порошенко по возвращении на родину ждал шквал критики. Памятуя об этом, глава украинского государства предпочитает лесную проблему публично не комментировать.
Впрочем, даже пока действует закон, лес все равно вывозят — нелегально. Причем в таких масштабах, что даже у преданных соратников украинского президента порой не выдерживают нервы. Громкий скандал случился осенью прошлого года, когда губернатор Закарпатской области Геннадий Москаль публично заявил, как украинский лес, маскируя под дрова, за бесценок вывозят за границу. «Лес из Украины вывозят за бесценок – 22 – 24 евро за кубометр, потом перепродают через посреднические структуры по 90 – 120 евро, а в декларации никогда не указывается конечный покупатель… Комиссией установлено, что под видом дров часто вывозят рабочую древесину, фактическое количество дерева в вагонах не соответствует указанному в декларации. Государство терпит огромные убытки, вывоз древесины за границу стимулирует массовую вырубку Карпат», — возмущался чиновник. Главная изюминка в том, что Госагентство лесных ресурсов, которое должно охранять лес, организовало против Закарпатской облгосадминистрации, мешающей вывозить лес, десятки судебных исков. Понятно, что подобные резонансные решения, организация схем такого масштаба, в принципе невозможны без ведома первых лиц страны.
Буквально на днях активисты и журналисты застали очередные эшелоны с лесом-кругляком неизвестного происхождения в Ивано-Франковской области. Чтобы отбиться от излишнего внимания, чиновники попытались выдать этот лес за белорусский, но фокус не прошел.
«Лес идет со всей Украины… Товарный вагон вмещает примерно 80 кубометров древесины. И каждый день через Прикарпатье отправляют до сотни таких вагонов. Получается, в стране, где действует мораторий, за один лишь месяц за границу уходят десятки тысяч кубометров леса», — подсчитали авторы расследования. Страшно представить, что будет с зеленой зоной, когда мораторий официально отменят. Похоже, что уцелевшие к тому моменту остатки леса начнут рубить с тройной силой.
Но ведь и на вырубке леса-кругляка в Карпатах история не заканчивается. Рубят леса везде. В том числе и на юге страны, к примеру, в Одесской области. В начале этого года случился какой-то сбой в налаженной схеме, и на границе задержали 56 вагонов с древесиной, которую переправляли в Румынию. Однако это лишь один такой случай, а сколько здесь прошло удачных сделок – вопрос риторический. Дельцы этого бизнеса приспособились использовать для своих нужд даже Чернобыльскую зону, о чем пишут западные СМИ, но молчат украинские.
А что же центральные власти страны? В публичной плоскости, само собой, надо делать вид, что леса под охраной, и никакой угрозы нет. Поэтому периодически соратники президента выходят с какой-нибудь инициативой, которую можно под правильным «соусом» подать общественности.
Последний такой шаг – принятые Радой закона об охране лесов, который, как выяснилось при внимательном рассмотрении документа, касается лишь небольшой части насаждений, так называемых «древних, первобытных» лесов. Более того, за нарушение этого закона предусмотрена довольно смешная санкция – штраф в размере от 50 до 100 необлагаемых минимумов дохода (сейчас такой минимум составляет 17 гривен – 37 рублей). Такие суммы вряд ли остановит зарабатывающих на лесе мародеров. Еще одним недавним резонансным решением Киева стала ликвидация Государственной экологической инспекции. Безусловно, к такого рода ведомствам всегда есть достаточно вопросов. Но едва ли полная ликвидация поможет урегулировать глобальные проблемы. Скорее, положение дел станет еще более удручающим.
  • 0
Комментарии