USD 60.2534    CNY 85.9078    EUR 58.2392    JPY 41.6748
Москва oC
Последние новости
Поиск

Майя Глезарова глазами учеников

10 дек 2016, 11:08    Freelady
0 комментариев    615 просмотров
Майя Глезарова глазами учеников
10 декабря 2014 года отмечает 90-летие профессор Московской консерваториии им. П. И. Чайковского по классу скрипки Майя Глезарова.

За границами России она, возможно, не широко известна, но любой российский скрипач при упоминании этого имени преисполнится уважения, восхищения и робости. Более двадцати лет Майя Самуиловна Глезарова являлась ассистентом великого советского скрипичного педагога Юрия Янкелевича, помогая воспитывать скрипачей, которые сегодня являются гордостью российского скрипичного искусства.

После смерти Юрия Янкелевича в 1973 году, она приняла его класс в Московской консерватории, но только в 1990 году, в том возрасте, когда многие выходят на пенсию, получила официальное звание профессора. Преподавать она продолжает и сегодня – у себя дома.

Ученики Майи Самуиловны Глезаровой – Михаил Копельман, Дмитрий Ситковецкий и Лиана Гурджия рассказывают о своем педагоге – патриархе советской и российской скрипичной школы.
Михаил Копельман

Первая скрипка Копельман-квартета, бывшая первая скрипка Квартета имени Бородина, профессор Истманской школы музыки

Мне было тринадцать лет, когда родители привели в Московскую консерваторию для того, чтобы попробовать поступить в класс Юрия Янкелевича. Он перенаправил меня к своему ассистенту, Майе Глезаровой. Я учился у неё 13 лет, до самого окончания моего обучения.
Формально в консерватории я числился у Янкелевича, однако Майя Самойловна продолжала заниматься со мной, поскольку была его ассистентом. Первые два года Глезарова занималась со мной только техникой, поскольку то, чего я достиг на скрипке к этому времени, для класса Янкелевича было совершенно недостаточно.

Процесс был сложный, менять нужно было всё: постановку рук, вибрацию, переходы и смены смычка. В течение этого времени я сыграл бесчисленное количество упражнений и этюдов.

Майя Самойловна разбиралась в технологии, как никто. Она была невероятно требовательной, не прощала ни одной ошибки и добивалась идеального исполнения любого упражнения. Многие скрипачи не выдерживали такого давления и были вынуждены покинуть класс, но те, кто оставался, становились настоящими профессионалами.

Майя Глезарова принадлежит к пантеону великих педагогов старой школы, которые посвятили свою жизнь воспитанию молодых музыкантов, при этом часто жертвуя значительной частью своей собственной жизни. В качестве ассистента Янкелевича Глезарова выполняла самую сложную педагогическую работу. При этом она всегда отличалась скромностью, избегала показушности, и поэтому всегда оставалась в тени.

Несмотря на это, все музыканты прекрасно осознают масштаб педагогического мастерства Майи, она до сих пор является образцом высочайшего профессионализма. Лично я “от” и “до” считаю себя учеником Майи Глезаровой и благодарен ей за каждый день, отданный мне.
Лиана Гурджия

Солистка и участница камерных ансамблей. Родилась в России, в настоящее время живёт в Париже

Мои уроки у Майи Глезаровой не ограничивались только обучением игре на скрипке. От неё не ускользала ни одна деталь. Урок начинался в тот момент, когда ты входил в её знаменитый класс в Московской консерватории.

Она всегда замечала, кто как одет, кто в каком настроении, как мы, её студенты, общаемся друг с другом и так далее.
Мне всегда хотелось демонстрировать ей только самые лучшие свои стороны, будь то интонация, смены смычка, звук, фразировка или я сама в целом. В то время, когда я у неё училось, Майино мнение всегда значило больше, чем мнение кого бы то ни было. Она знала, как помочь мне чувствовать себя уверенно – профессионально и внутренне – даже когда я не нравилась сама себе.

В те годы, когда я училась у Майи, у неё существовало правило: входя в консерваторию, надевать сменную обувь, поскольку обувь в Москве быстро пачкается, особенно зимой.

Внешний вид самой Майи Самойловны всегда был безупречен: одевалась они стильно и очень аккуратно, украшения подбирала с безупречным вкусом. Однажды в совсем не погожий ноябрьский день я пришла в туфлях, которые совершенно не хотелось снимать – обязательно нужно было продемонстрировать их друзьям. Тогда покупка новых туфель была значительным событием. Но лишь только Майя бросила на них взгляд, я поняла, что туфлям подписан приговор – а всё из-за пары маленьких листочков на них и крошечных кусочков грязи с подошв…Последний раз я виделась с Майей Самойловной в начале этого года. Я пришла к ней домой, чтобы посидеть на её уроке. Это было одно из тех скурпулёзных занятий, когда она методично добивалась высочайшего качества. Ни одна неверная нота не ускользала от её уха, она не пропускала ни одной фразы, в которой был хотя бы намек на неидеальность. Это был час постоянного и строжайшего слышания. И это, может быть, одно из главных умений, которым она учит: правильно слышать. Сегодня мне кажется, что это вообще одно из самых сокровенных знаний, которое учитель может передать ученику.
Дмитрий Ситковецкий

Солист, дирижер, аранжировщик, участник камерных ансамблей и руководитель фестиваля
Хранительница огня

В доисторические времена, когда первые люди сражались за выживание, главным в племени был не самый сильный охотник, который убил больше всех мамонтов, принеся в племя наибольшее количество еды. И даже не та женщина, которая родила наибольшее количество детей и лучше всех заботилась о потомстве.

Самым главным был Хранитель огня, чьей единственной заботой было поддерживать огонь для того, чтобы племя могло получать тепло и продолжать бороться за существование.В наше время, когда меняется столь многое – закрываются знаменитые оркестры и оперные театры, уменьшается количество слушателей и сокращается поддержка искусства со стороны государства, начальное музыкальное образование пропадает из школьных программ – особенно важной задачей становится сохранение традиций, с тем, чтобы у нового поколения оставались хороший пример и надежда. Важно быть Хранителем огня.

Майя Глезарова посвятила свою жизнь скрипке, и сегодня она является одним из воплощений Великой русской скрипичной школы.

Сорок два года назад я играл вступительный экзамен в Московскую консерваторию перед выдающейся комиссией: Давид Ойстрах, Леонид Коган, Юрий Янкелевич, Дмитрий Цыганов, Борис Беленький, Галина Баринова, Пётр Бондаренко, Игорь Безродный, Семён Снитковский, Володар Бронин, Зариус Шихмурзаева, Виктор Пикайзен и Майя Глезарова. Сегодня ни на одном конкурсе в мире невозможно собрать жюри такого уровня, а в то время это была просто приемная комиссия. Таков был уровень Русской скрипичной школы в прошлом веке.

Когда мама привела меня показаться Юрию Янкелевичу и узнать, не захочет ли он взять меня к себе в класс (мне было чуть меньше шести лет), он предложил, чтобы сначала я позанимался с одним из его ассистентов – проверить, сможет ли сын великого скрипача, Юлиана Ситковецкого, достойно продолжить семейную традицию.

“У вас есть выбор из двух ассистентов,

– сказал Янкелевич маме.

– Одна очень строгая и требовательная, а вторая очень добрая и дружелюбная. Кого вы предпочтете?”

Мама выбрала строгую и требовательную. Таким образом, судьба моя была решена прямо в тот момент: следующие 13 лет я учился у Майи Самойловны Глезаровой.

Её влияние на меня трудно переоценить, и не только в смысле умения привить бескомпромиссный профессионализм и уникальные стандарты – теперь я только так отношусь к музыке. Но главное, она помогла мне понять, что наличие таланта – лишь приглашение к тяжелейшей работе, обязанность требовать от себя больше и больше, постоянно расширяя границы возможного.

Я могу лишь поклониться и сказать, что восхищаюсь ею и преклоняюсь перед самоотверженным подвижничеством и высочайшими целями, которые Майя Самойловна Глезарова пронесла через все эти годы. И еще я благодарен маме за то, что много лет назад отдала меня учиться именно к ней.
  • 0
Комментарии