USD 66.7454    CNY 96.7886    EUR 75.7761    JPY 59.3424
Москва oC
Последние новости
19 дек 2018, 14:12
Модернизированный паркетник Chevrolet Captiva в 2019 году появится под маркой...
Поиск

Музыка – это молитва

03 дек 2016, 14:13    Freelady
0 комментариев    153 просмотра
Музыка – это молитва
Большой зал петербургской филармонии. Творческий вечер Эдварда Радзинского, автора и исполнителя пьесы «Загадка Моцарта». В зале — аншлаг.

Легендарная личность Эдварда Станиславовича – писателя, драматурга, сценариста и телеведущего и интригующая тема вечера: мифология жизни и смерти великого Моцарта, собрали здесь чуть ли не пол-Петербурга.

Публика – везде, кроме, разве что, двух лож над сценой: обе они включены в пространство действия пьесы, которое, впрочем, очень скоро захватит целиком и полностью весь зал! а эстраде – огромное кресло и стол с витиеватыми позолоченными деталями. Они рельефно выделяются на фоне строгих филармонических стульев для музыкантов оркестра. Это – единственный намек на театральную природу действа, ожидаемого в знаменитом концертном зале.

В моноспектакле Эдварда Станиславовича, продолжавшемся почти четыре часа, ни одного бутафорского предмета больше не использовано! Ни одного предмета – и ни одного актера! Согласитесь, подобный аскетизм под силу лишь очень самобытным и талантливым артистам!

Четыре часа незабываемого путешествия сквозь столетия и судьбы!..

Эдвард Станиславович неспешно перелистывает одну за другой страницы пьесы, унося публику в XVIII век: в Зальцбургские, Пражские, Венские театры и гостиные галантного века, в эпоху блестящих балов и придворных интриг, в мир человеческих отношений, внутренних переживаний и споров. Многотембровый, многохарактерный голос волшебника Э. Радзинского, то выразительно замирающий, то темпераментно взрывающий тишину, казалось, переплетался с живыми голосами, доносившимися из XVIII века.

Отрывки из переписки Леопольда и Вольфганга Моцартов звучали, как ненароком подслушанные из соседней комнаты диалоги «лучшего из отцов» с сыном; фрагменты из записок барона Готтфрида ван Свитена, мецената, покровителя и близкого друга семьи Моцартов, цитировались Э. Радзинским так выразительно, что возникало ощущение, будто сам барон беседовал с нами, зрителями, стоя на большой филармонической сцене.

Музыка, включенная в спектакль – оркестровые увертюры, концертные арии, отрывки из симфонических, хоровых и фортепианных сочинений В. Моцарта (Молодежный симфонический оркестр Петербурга. Петербургский камерный хор. Дирижер М. Грановский. Солисты – Ольга Пудова и Ольга Ширяева), создавала эффект звучания вечно живого голоса самого Вольфганга Амадея. Звенящая тишина замеревшего многотысячного зала – красноречивее любых слов говорила о том, что спектакль захватил и очаровал всех присутствовавших! Сменяя друг друга, как в калейдоскопе, перед залом возникали и проносились образы персонажей пьесы. Публика видела Антонио Сальери, первого придворного капельмейстера Вены, итальянца, обласканного императором, автора «хорошей музыки» – красивой, простой и понятной двору. Сальери «слишком процветает, чтобы испытывать к кому-либо ненависть». Что ему до Моцарта?..

Эдвард Радзинский помог «разбить» проклятие, висящее над Сальери (Миф укрепился в сознании главным образом благодаря «Маленькой трагедии» А. С. Пушкина.), миф о его причастности к смерти В. А. Моцарта. Мы привыкли искать виноватого?.. Сальери, в силу сложившихся обстоятельств, взял на себя эту роль!

«Мы все убили Моцарта!.. Но вот, хотя бы один из нас в этом признался»,

– слышится голос Эдварда Станиславовича. О чем это он?..
Перед публикой – юный и совершенно неприспособленный к жизни, беспечный, солнечный Вольфганг. Он вечно хохочет, вечно влюблен; он – автор «Свадьбы Фигаро», да и сам, подобно главному герою оперы, готов на любые проделки! Перед нами Моцарт-Счастливый (Рядом с Моцартом-Счастливым возникает такая же, как и он, жизнерадостная «пташка» Констанция, супруга музыканта, его муза и ангел-хранитель.)!

Почему Моцарт всегда смеется?!.

«Даже сидя по уши в долгах – он хохочет над своими глупостями!»

– отмечают современники.

«Если мой сын становится слишком довольным, Бог покидает его музыку»,

– доносится до нас предостерегающий голос «наилучшего из отцов» Леопольда. Он обеспокоен! Период очередного любовного увлечения сына, по его мнению, слишком затянулся.

«Только нищета поможет Моцарту родить трагическую музыку»,

– цинично рассуждает барон ван Свитен. Его тревожит отсутствие в творчестве Моцарта-Счастливого трагических мотивов. И вот, барон намеренно выплачивает композитору весьма скромные гонорары, буквально подталкивая музыканта к падению на самое дно нищеты. Для чего?.. Чтобы получить сочинения «иного» Моцарта!

Мир не готов принять Моцарта-Счастливого! Что ж, перед людьми является новая грань (или тень?) музыканта – Моцарт-Трагический. В финале оперы о проходимце и ловеласе Дон-Жуане композитор совершенно неожиданного вводит образ рокового Командора. А в финале собственной жизни Моцарт пишет «Реквием», погребальную мессу на себя самого!..

Заботы ли, житейские ли неурядицы порождают фигуру Моцарта-Трагического?.. И есть ли в этом «заслуга» барона?

«Смерть – конечная цель любой жизни…За блаженство сие [Жизнь – Н. М-Д.] я всегда благодарю Творца. Если что свершается по воле Бога, то и по моей»,

– звучит со сцены голос юного Вольфганга. Это – фрагмент из его послания отцу, написанного после похорон обожаемой мамы.

Так значит рядом с Моцартом-Счастливым всегда жил Моцарт-Трагический?.. Но почему тогда музыкант в каждом звуке хохотал и веселился?

«Вольфганг, это ты?» В Зальцбурге демонстрируют подлинный облик Моцарта

В спектакле линейность времени представляется не обязательной – и Эдвард Станиславович этим виртуозно оперирует.

Мы слышим фрагмент фортепианной фантазии Моцарта до-минор…Не в ее ли звуках, обрывающихся на неустойчивых интонациях, таится вопрос: где он заканчивается, «Моцарт для других», где берет начало «Моцарт для себя», «до конца серьезный Моцарт»?..

Эдвард Радзинский рисует образ покинутого зрителями, полуосвещенного зала. Моцарт остается один. Он садится за рояль, задумчиво перебирает клавиши, он играет и … разговаривает с Богом.

«Злой Гендель, злой Бах?!. Невозможно! Музыка – это молитва»,

– восклицает Эдвард Станиславович. Значит солнечная, жизнеутверждающая музыка Моцарта – не что иное, как благодарность Творцу за Жизнь, за счастье Любви, за возможность Творить!..

А только ли о Моцарте эта пьеса, написанная и исполненная нашим талантливым современником?..
  • 0
Читайте также
04 дек 2018, 07:42    0 комментариев
На этой неделе курс рубля будут определять договоренности по нефти, санкционная угроза, а также сохраняющийся позитив...
Комментарии