USD 67.1807    CNY 98.0454    EUR 76.7204    JPY 60.7119
Москва oC
Последние новости
21 авг 2018, 16:12
Два месяца назад появились слухи о том, что на российский рынок возвращается...
Поиск
» » «Экономическое чудо» Трампа грозит оказаться «пузырем»

«Экономическое чудо» Трампа грозит оказаться «пузырем»

29 дек 2017, 17:09    Freepress
0 комментариев    88 просмотров
«Экономическое чудо» Трампа грозит оказаться «пузырем»

Единственными очевидными успехами Дональда Трампа на президентском посту стали экономические, — их признает даже Владимир Путин. Америке обещано «чудо» и новая «золотая эра», но все это отнюдь не значит, что структурные проблемы американской экономики близки к разрешению. И очень может быть, что Трамп опять себя перехваливает.

Незадолго до первой годовщины своего пребывания на посту президента США Дональд Трамп заявил о том, что страну ждет «экономическое чудо», напомнив о своем главном предвыборном обещании «сделать Америку снова великой». Оптимизм главы государства отчасти оправдан: американская экономика в 2017 году росла быстрее прогнозов.

Еще больше денег

По словам Трампа, утвержденная им под Рождество реформа должна стать «ракетным топливом» для американской экономики за счет снижения ряда ключевых налогов. В частности, ставка налога на прибыль для компаний сократится с 35% до 20%, а максимальная ставка налога на доходы физлиц — с 39,6% до 37%. Ожидается, что благодаря этим нововведениям в Америку из офшоров вернется порядка 4 трлн долларов, а семьи со средними доходами (то есть, тот самый американский средний класс, что переживает сейчас далеко не лучшие времена) смогут пополнить свои сбережения.

Налоговую реформу можно признать самой крупной победой Трампа за год, тем более, что практически сразу после избрания у него на этой почве возник серьезный конфликт с Конгрессом. Но в конечном счете парламентарии решили не хоронить инициативу президента, уверенности которому придала макроэкономическая статистика по итогам второго и третьего кварталов. В апреле-июне рост экономики США составил 3,1% в годовом выражении, а в следующие три месяца — 3%, хотя аналитики прогнозировали всего 2,6%.

Это означает, что Америка понемногу приближается к среднемировой динамике ВВП (3,7% за 2017 год, согласно октябрьскому прогнозу МВФ), а от этого уровня уже рукой подать до четырехпроцентного роста — именно за этим порогом, по мнению ряда экономистов, рост экономики начинает ощущаться большинством населения. В любом случае, даже рост выше 3% будет для Америки серьезным достижением — последний раз ее экономика показывала такие результаты в середине прошлого десятилетия.

Заметно выше прогнозов по итогам третьего квартала оказались и такие показатели, как потребительские расходы, которые составляют порядка 70% ВВП США, и продажа новых домов. Кроме того, в октябре Департамент труда сообщил, что количество получающих пособия по безработице сократилось на 1,89 млн человек — это самый низкий показатель с 1973 года.

Экономические успехи США в 2017 году получили признание и с российской стороны.

«Не мне оценивать деятельность Трампа — это должен сделать избиратель. Но есть объективные показатели, например, серьезные экономические достижения. Посмотрите, как рынки выросли, это говорит о доверии инвесторов к деятельности Трампа», — заявил президент России Владимир Путин в ходе недавней пресс-конференции.
Следующий пакет стимулирующих экономику мер уже не за горами. Комментируя утверждение налоговой реформы, Трамп невзначай сравнил себя с Джоном Кеннеди, при котором налоговая нагрузка на американцев была существенно снижена. А теперь он явно не прочь примерить на себя образ другого великого президента — Франклина Рузвельта. Несколько дней назад директор по законодательным вопросам Белого дома Марк Шорт заявил, что в январе Трамп представит десятилетний план реконструкции инфраструктуры США общей стоимостью в триллион долларов. Из федерального бюджета на эти цели ассигнуют лишь пятую часть, а остальное предлагается изыскать местным властям и частным инвесторам. Тем не менее, кейнсианский посыл вполне очевиден: как и Рузвельт в годы Великой депрессии, Трамп хочет показать бизнесу, «где зарыты деньги». Тем более, что он уже зарекомендовал себя в амплуа «военного кейнсианца»: оборонный бюджет США на 2018 год составил почти 700 млрд долларов при 619 млрд годом ранее.

Нефтяной ренессанс

В ходе дебатов в Конгрессе по налоговому проекту было принято еще одно важное решение — снять ограничения на добычу нефти и газа на территории Национального Арктического заповедника на Аляске, введенные еще в 1980-х годах. Запасы углеводородов в этой зоне оцениваются в 7,7 млрд баррелей.

Эта мера незамедлительно вызвала беспокойство экологов, но администрация Трампа явно знала, на что она идет: еще в мае, объявив о выходе США из Парижского соглашения по климату, Трамп заявил, что тем самым заботится о рабочих местах американцев, созданию которых препятствует соглашение.

Наращивание присутствия на глобальном рынке углеводородов в принципе стала одним из важнейших аспектов «трампономики». Согласно недавно опубликованным данным Управления энергетической информации США (EIA), уже в 2018 году добыча нефти в стране может вырасти до 9,9 млн баррелей в сутки. Это позволит не только улучшить показатели уходящего года на 6,5%, но и превысить национальный рекорд, который держался с 1970 года.

Запрет на добычу нефти на территории национальных парков не был продиктован одними лишь соображениями экологии даже во времена демократов — его смысл заключался в необходимости поддерживать высокую цену на «черное золото» в интересах американских партнеров среди стран Ближнего Востока, отмечает глава совета директоров группы Creon Energy Фарес Кильзие.

«Но сейчас стало ясно, что США отходят от альянса со странами Персидского залива, Америка становится самостоятельной единицей в добыче углеводородов», — заявил он газете ВЗГЛЯД.
Нынешнее увеличение нефтедобычи в США — это реакция на соглашение ОПЕК и других стран, включая Россию, по ограничению добычи, подчеркивает Кильзие.

«Американцы хотят держать цену на нефть в диапазоне 40-50 долларов за баррель, так что нынешний уровень выше 60 долларов, скорее всего, временный, — он держится именно за счет очень жесткого контроля за добычей, что американцев не совсем устраивает. Из-за роста цен на нефть начинает неуютно себя чувствовать и Европа — испанскому или немецкому обывателю, который за последние пару лет уже привык к определенной цене на топливо, очень тяжело перестраиваться на рост цены на 25%. Поэтому Европа, а в первую очередь Китай как потребители углеводородов заинтересованы в том, чтобы американцы увеличивали добычу. В этом смысле США способны совершить чудо: например, они могут выбросить на рынок достаточно большое количество сжиженного газа», — считает эксперт.
Правда, по словам Кильзие, пока еще сложно оценить, что это даст американской экономике в конечном итоге:

«В мире энергетики сейчас идет игра без правил, нет «дорожной карты», по которой кто-то может уверенно двигаться. В такой ситуации хаотичного роста и хаотичных решений, которые пока неизвестно к чему приведут, Трамп оказывается антикризисным менеджером, который «берет с полки» некие решения, которые там давно лежали в ожидании своего часа. Но, если говорить о цене на нефть, то нужно настраиваться на диапазон 40-50 долларов за баррель. Это будет эпоха, которая будет значительно отличаться от того, к чему мы привыкли за последние 30-40 лет. Углеводородов на мировом рынке будет много, предложение будет превышать спрос — такова новая парадигма. А это означает, что проблемы стран Ближнего Востока, которые уже хорошо заметны, будут усугубляться, и в итоге мировые цены на нефть будут определять две страны — Россия и США».
Товарищество вместо войны

Еще одним успехом Трампа можно считать укрепление отношений США и Китая. Хотя аналитики прогнозировали затяжной экономический конфликт между державами, итоги двух официальных визитов американского лидера в КНР говорят об обратном. Даже на личном уровне мистер Дональд и товарищ Си Цзиньпин, кажется, нашли друг друга людьми, приятными во многих отношениях.

В ходе ноябрьского вояжа Трампа в КНР в общей сложности были подписаны соглашения на 253,4 млрд долларов. В частности, компания Boeing заключила мегаконтракт поставку 300 самолетов китайской China Aviation Supplies Holding Company, — это при том, что китайцы активно развивают собственный авиапром, и их недавно поднявшийся в воздух среднемагистральный лайнер С919 разрабатывался как раз на замену «Боингам» и «Аэробусам». Кроме того, китайские власти заявили о готовности разрешить иностранцам владеть контрольными долями в совместных предприятиях финансового сектора и снять 20-процентное ограничение на иностранную собственность в китайских коммерческих банках и компаниях, управляющих активами.

Правда, отрицательный баланс торговли между странами на этом фоне продолжал нарастать. В те самые ноябрьские дни, когда Трамп и Си встречались в Пекине, британская консалтинговая компания Oxford Economics опубликовала прогноз, согласно которому дефицит баланса США в торговле с Китаем в 2017 году может увеличиться до 370 млрд долларов с 347 млрд долларов годом ранее. По данным Главного таможенного управления КНР, в октябре экспорт из Китая в Америку вырос на 37,8% в годовом выражении, тогда как импорт из Америки в Китай всего на 11,1%.

«Трамп не смог сыграть роль Рузвельта»

Правда, есть мнение, что успехи Трампа на экономических фронтах явно завышены, и президент сам себя перехваливает.

«Проблемы американской экономики никуда не делись: домохозяйства перегружены долгами, новых рабочих мест нет, рынок переполнен иностранными товарами, прежде всего китайскими. Но заградительные пошлины для китайских товаров не поднялись до облаков, наоборот, Трамп укрепляет отношения с Си Цзиньпином. В результате Америка проигрывает Китаю борьбу за место крупнейшего мирового производителя», — охарактеризовал газете ВЗГЛЯД ситуацию руководитель центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений Василий Колташов.
В этом контексте, полагает экономист, маневры Трампа дают некоторые поблажки крупному американскому бизнесу, но не создают преимуществ для экономики в целом, поскольку для устойчивого роста необходимы повышение потребительского спроса и новые предприятия, которые могли бы конкурировать на мировом рынке. Раскрученная налоговая реформа, по мнению Колташова, делает Трампа обыкновенным республиканцем, — каждый республиканский президент США снижал налоги для бизнеса. Но при этом нынешний хозяин Белого дома оказался не готов пустить в ход самый старый инструмент «слонов» в экономической политике — протекционизм.

«Начиная с Авраама Линкольна республиканцы были партией протекционистов, — напоминает Колташов. — Трамп тоже мог пойти этим путем и получить положительный экономический эффект, даже не прибегая к сложному регулированию — для начала нужны были решения на уровне XIX века. Трамп не мог развязать торговую войну с Китаем при негативной позиции Конгресса и Уолл-стрит, но мог подготовить почву для того, чтобы после новых выборов в Конгресс эта война в одночасье стала свершившимся фактом. Конфронтация с парламентов в этом смысле была естественной логикой политической борьбы, но Трамп пошел по пути компромиссов и не смог сыграть роль Франклина Рузвельта — президента, который «вытащил» Америку».
«Может быть, в следующем году случится какое-то чудо, например, трампистских республиканцев действительно выберут в Сенат. Но с точки зрения обывателя не вполне понятно, зачем это делать — чтобы Трамп разобрался с Ким Чен Ыном? Избиратели ждут от президента явно не этого».
  • 0
Комментарии